Образовательный эксперимент, часть третья. Болезнь или лень?

Дело зашло слишком далеко. Даже бабушки из другой, не вполне отдаленной страны, стали пристально следить за нашими учебными делами. Завели фэйсбуки, активно комментируют. Единогласным решением старшего поколения была безоговорочная поддержка их внучки. Они то были свидетельницами жесточайших летних ссор, когда я (о, стыд мне и позор) опустилась на самое дно: шантаж, подкуп, уговоры, угрозы. И это было летом, когда сосны за окном тихо-тихо звенели от жары и в ста метрах плескалась водичка прохладного озера.

Но озеро и лето, и бабушки остались где-то там позади, а впереди меня ждало первое родительское собрание в этом году. Я волновалась. От этого я вдруг стала делать совершенно дурацкие вещи, такие как: спрашивать про уроки, предгалать поделать спеллинг, напоминать, как она вчера прочла классно книгу. Знаете, как перед экзаменом хотелось чуток поднажать. Чуть-чуть. Ведь это не страшно? Дочь делала все, что, как она  думала, доставит маме удовольствие. Но тревога моя не уходила. И как финал всего этого накануне мне приснился сон: в школьном коридоре висит стенд с фоторафиями худших учеников. И к нему медленно, хищно крадется карикатурная Круэлла ДеВиль в роли социального работника. И на стенде милое лицо моего беззащитного ребенка. Аа! Кошмар и ужас современного родителя.

Перед родительским собранием нам дали возможность ознакомиться с тем, что делал ребенок в течение этого года. Я твердо решила хвалить, рационализировала и интеллектуализировала свое решение, сделала себе внушение, морально подготовилась гордиться. И та-дам! Это было, как песня ангелов откуда-то из-за школьного потолка. Я увидела связные рассказы, написанные моей девочкой. Они были о русалках, о каникулах, о папе и маме. Там были картинки и точки (почти везде), и заглавные буквы и промежутки между словами. И читабельные, понимаете, читабельные английские слова. Нет, там не было все правильно, но это было просто потрясающе! Ребенок искренне гордился своими успехами, а я пристыженно думала о своем недоверии к силам моей феи, к ее талантам, к ее интересам. Короче, хвалили мою девочку, а гордилась я. И вишенкой на торте стали ее слова о том, как она любит свою учительницу, свою школу и писать по английски.

Вот же оно! Вот она моя драгоценная цель. Ребенок любит и хочет учиться. Она хочет большего после первых успехов. Бросьте в меня камни, если это не зачатки внутренней мотивации и удовольствия от достижения цели!!

Дома все продолжалось как и раньше, а потом фея разболелась. Она уныло принялась рисовать однотипных принцесс и была чрезвычайно взыскательна к моему поведению. Капризы и вялость перетекли в больное горло, потом в нос, а потом фея совсем загрустила, ибо была горяча, как маленькая печечка.

Ну какая уж тут учеба!

Надо было срочно спасать веру в добро окружающего мира. И пришлось мне выступить в роли феи крестной: книжки, мультики, особенные угощения и запрет на уроки. Последнее дочь восприняла с нескрываемым удивлением. А я так увлеклась, что выдумывала диагнозы один за одним: «математекит», «спеллинголит» и особо тяжелый «обучит». После истории про мальчика у которого даже руки превратились в буквы, дочь недоверчиво переспросила, а не выдумываю ли я. Пришлось признаться, что от учебы еще никто не погибал, но иногда просто необходимо делать перерыв.

И даже перерыв не продлился долго. Помните себя в детстве? Как только начинаешь поправляться, но в школу тебя еще никто не гонит — начинаешь скучать. И тут книги становятся идеальным спасением от скуки. Все самые интересные и даже менее интересные книги я сама читала с неизменным шарфом на шее и чашкой чая на батарее рядом. А поскольку детство моего ребенка спартанское, в смысле компьютеров, планшетов и мультиков, фея взялась за книги. Честное слово, она сама доставала книгу из моих рук и продолжала читать уже мне сама. А потом отыскивала еще и еще. Короче начитались мы за время болезни всласть. В один момент я даже предложила посмотреть мультик, когда мой тихий ребенок взвыла от невозможности найти на карте России Лондон.

Обучение идет параллельно с феей, но на какой-то дистанции от меня. Как только учебный импульс начинает исходить от меня, то ее внимание вдруг куда-то ускользает, и начинаются просьбы поиграть.

Не все так гладко, конечно…

Особенности характера феи таковы, что она быстро разочаровывается после первых двух неудач и способна прорыдать над разорвавшейся снежинкой хороших пол часа. И там не только горе, но и злость на меня, которая посмела вырезать лучше (ах я, нехорошая!).

Девочка моя нежная часто дает обещания прочитать все-все книги или сделать все-все задания по математике для ежесекундного эффекта, а потом с легкостью забывает про обещанное, поэтому я пока не знаю, что делать с такими обещаниями: напоминать или не напоминать? Напоминаю через раз…И почему-то мне немного не по себе от этого.

А еще мягкость ее учительниц разбивает в пух и прах мою надежду на то, что общество наконец-то выступит со своим вектором контроля. Не выступает. Обидно.

Чему мы научились:

  • Физическое состояние ребенка все-таки важнее познавательной сферы. Иными словами: сначала накорми, напои, горлышко вылечи, на коленку подуй, а потом свою математику подсовывай. Банально? Очень. К сожалению, я не дооценивала важность этого аспекта.

  • Эмоции феи сильнее моих разумных доводов. Вот тут я все понимала, но мои эмоции тоже, оказывается, сильнее моих же разумных доводов. От этого иногда получались обоюдно мерзкие истеричные сцены.

  • Болезнь не всегда зло. Иногда это пауза, что бы обратить взгляд на соседнюю плоскость. Например фея достала свои старые развивашки и запоем их переделала. Получила моральное удовольствие от собственного ума, где-то что-то повторила, дала мне повод ее похвалить.

  • Страх — мерзкое, гадкое чувство внутри меня. Только думаешь, что уже ничего не боишься, как оказывается, что у этой гидры выросло еще 10 голов.

Ну и напоследок, хочется все таки представить фею. Любите и жалуйте: Арина:)Message_1431700669522

20151227_133219

Добавить комментарий